Украинская
Православная Церковь Священный Синод
Отдел внешних церковных связей
Паломнический Центр Железнодорожное шоссе, 3
Киев, 01103, Украина

тел.: +38044-383 04 11
+38044-383 04 12
+38044-383 04 22
MTC +38050-2655542
Kyivstar +38097-5454255
факс.:+38044-529 02 92

pilgrimsua@gmail.com

Мы в СоцСетях
orthodox.org.ua официальный сайт
Украинской Православной
Церкви
refresh
Ок
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
 

Путешествие за Благодатным Огнём. АЛЕКСАНДР ВОРСИН

 [Печать страницы]
 Каждый год, накануне православной Пасхи, мы можем удобно устроиться перед телевизором и посмотреть церемонию схождения Благодатного Огня в Иерусалиме. Кто-то увидит её впервые и не сможет скрыть восторга, иные, с видом знатоков будут комментировать – мол, как-то долго сегодня огонь не сходит. Это зрелище стало привычной частью предпраздничного ритуала, как приготовление куличей. Но реальность того, что происходит в Иерусалиме перед Пасхой, отличается от телевизионной картинки так же, как морской шторм от беззаботного плескания в ванной.

Путешествие в Израиль долгое время казалось несбыточной мечтой. Цена поездки равнялась бюджету нашей семьи на год. Но, однажды, знакомый напомнил старый анекдот про выигрыш, ради которого нужно хотя бы купить лотерейный билет. Мы с женой начали с того, что изготовили международные паспорта, хотя изменений материального положения не предвиделось совсем. Не прошло и года, как меня направили в Израиль в командировку, а жену наградили путёвкой на работе (бывает и такое!). Причём время поездки выпало на Пасху. Это значило, что мы будем в Иерусалиме, когда в Храме Воскресения Христова сходит Благодатный Огонь!

Средний бюджет поездки в Израиль продолжительностью 7-8 дней составляет около 1000 у.е. В период празднования еврейского Нового года (сентябрь или октябрь) эта сумма снижается примерно на 30%. Десятки тысяч хасидов едут из Израиля на могилу цадика Нахмана, расположенную в Умани. В это время авиакомпании существенно снижают цены на авиаперелёт. Скидки действуют в обоих направлениях.
 
Инструктаж «бывалых» паломников будоражил и пугал. Были советы взять стульчик – мол, в храме придётся долго стоять в ожидании Благодатного Огня. Другие поручали подать записки в монастырях и привезти свечи, опалённые Огнём. Наконец, взволнованные, поднимаемся на борт. Для меня это второй в жизни полёт на самолёте и первый выезд за рубеж. В день вылета в Киеве утром был заморозок, а когда мы вышли в аэропорту имени Бен-Гуриона, в лицо пахнуло горячим влажным воздухом, насыщенным ароматом доселе невиданных растений. Мы ехали в составе группы паломников. Пятьдесят человек таких же как мы православных, знающих о Святой земле только по чужим рассказам и редким записям на видеоплёнке (о трансляциях службы Великой Субботы тогда никто не помышлял). Если бы нам сказали в тот момент, что христиан в Израиле всего 2% от общего населения, а ключи от Иерусалимского Храма Воскресения Христова хранит араб-мусульманин, то мы бы не поверили. Эта земля и сейчас продолжает меня удивлять во время каждого посещения, но первый приезд в Израиль стал настоящим «культурным шоком».

История Израиля при первом знакомстве вызывает растерянность от обилия имён царей и пророков, султанов и крестоносцев, патриархов и военачальников. Складывается ощущение, что исторические персонажи со всей планеты стремились хотя бы раз в жизни придти сюда, чтобы сделать историю Святой Земли ещё более запутанной. Воплощением этой неразберихи является старая часть Иерусалима. Однажды мимо нас, стуча о камни железными посохами, шла с песнопениями одна из религиозных процессий, в это время над головой загремели колокола, а с ближайшего минарета запел муэдзин. При этом ни на минуту не умолкал шум восточного базара. И всё это – одновременно!!! В ту минуту я подумал, что так выглядел Вавилон, когда люди начали говорить на разных языках и перестали понимать друг друга. Но для Вавилона этот хаос стал началом конца – люди покинули его. С Иерусалимом этого не происходит. Самых разных людей влечёт сюда словно магнитом.


В среднем, каждый год в Израиле бывает около 120 тысяч украинцев.
40% прибывают с целью отдыха и туризма, ещё 40 % - для того, чтобы навестить родственников.
10 % процентов совершают паломничество к святыням Израиля.
Всего же в течение одного года Израиль посещает около 3,5 млн. туристов из разных стран.




Храм, который знают все христиане мира, имеет сразу два имени. Одни называют его Храмом Воскресения Христова, другие – Церковью Гроба Господня. Оба названия верны, как верна истина про полстакана воды. Для кого-то стакан наполовину полон, для других – наполовину пуст.
Количество прочитанного об этом месте рисовало в воображении фантастические картины. Реальность оказалась куда скромнее. Этот храм даже по периметру обойти нельзя – он зажат соседними строениями, как робкий пассажир в трамвайной давке. Голые каменные стены со следами пожаров, серый купол без намёка на позолоту, металлический каркас, удерживающий Гробницу Христа от разрушения. Для того, чтобы представить себе этот храм центром христианского мира во времена Константина Великого, нужна фантазия. Ещё больше её нужно, чтобы представить, как это место выглядело без Храма. Ведь казнь Спасителя произошла за городскими стенами. Предаваясь благочестивым фантазиям, мы ходим от святыни к святыне, предвкушая завтрашний день. Завтра – Великая Суббота. Завтра сойдёт Благодатный Огонь.





Иерусалимский Храм Воскресения Христова был построен в правление византийского императора Константина Великого около 330 года. Под сводом Храма оказались три важнейшие святыни христианского мира – Гроб Господень, Голгофа и Камень Помазания. В течение своей истории он многократно разрушался и был восстановлен. Своим тепершним обликом он обязан крестоносцам, которые в ХІІ веке перестроили Храм, а сам Иерусалим провозгласили столицей Иерусалимского королевства. Сегодня Иерусалимским Храмом Воскресения Христова владеют представители шести христианских конфессий: православные, католики, сирийцы, армяне, копты и эфиопы. Каждой из конфессий принадлежит определённый придел Храма, но богослужения на Голгофе и в Гробе Господнем священнослужители разных конфессий совершают согласно установленной очерёдности.. 



Мы приезжаем к Яффским воротам на рассвете Великой Субботы, хотя основной церемониал начнётся не раньше 14.00. Старый город, уже успевший стать родным, неожиданно превратился в крепость. Все его ворота оказались перекрыты израильской полицией. Тут мы познали первые крепкие объятия толпы. Она волновалась как море и пыталась просочиться через маленький проход в ограждении, словно джинн в горлышко бутылки. Иногда полицейские, испуганные нашим натиском, перекрывали проход полностью. В какой-то момент я лицом к лицу столкнулся с девушкой-полицейским (в Израиле женщины тоже служат в армии и в полиции). Совсем ребёнок с испуганными глазами, она пыталась отлавливать тех, кто прорывался через ограждение.


Но вот, все кордоны позади. Жена пробивается за мной, держась за мою одежду. В такой толпе потерять друг друга очень просто. Вся ирония в том, что мы взяли с собой стульчик (!) думая, что будем сидеть. Он пригодился только в качестве буфера при движении в толпе. Плотность людей такая, что сделав снимок, ты потом долго ищешь возможность опустить руку с фотоаппаратом. 
В какой-то момент я понял, что запасливый паломник, стоящий сзади, держит у меня над головой несколько пучков свечей. Что будет, когда он их подожжёт? Жена осторожно пытается договориться, чтобы сразу после схождения огня все были аккуратны, и поскорее погасили свечи. Ей кивают, но я верю слабо. 

Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, общаемся с теми, кто рядом. Вот плотной группой стоят грузины. Крепкие мужчины ухитрились в такой давке сделать что-то вроде оцепления. Женщины – в центре. За спиной слышна громкая речь – похожа на румынскую, но оглянуться посмотреть не могу. Мы стоим спиной к дверям католического придела Марии Магдалины. Двери заперты, поскольку католики в церемониале участия не принимают. Кувуклия отсюда видна хорошо.

Вдруг в центре храма начинается шум. Несколько человек с барабанами, верхом друг на друге, выкрикивая что-то на арабском языке, стали плясать вокруг Гроба Господня. С точки зрения славянского благочестия – хулиганство «в чистом виде». Но мы знали, что так арабы приветствуют Спасителя. Они скандируют речёвку: «Наша вера правая – вера православная».
Говорят, в период британского мандата чопорные англичане однажды не впустили подобную группу «демонстрантов». Огонь не сходил много часов, пока Иерусалимский Патриарх на свой страх и риск не приказал открыть им двери. С тех пор уже никто не пытается их останавливать. Они стали частью церемониала. Они ушли, только накричавшись до хрипоты и изнеможения.




Первые письменные свидетельства очевидцев о появлении Благодатного Огня в Гробнице Иисуса Христа относятся к IX веку. В настоящее время, церемонию проводят священнослужители Иерусалимской Православной Церкви, Иерусалимского патриархата Армянской апостольской церкви, а также Коптской и Сирийской церквей. Православные христиане считают, что Благодатный огонь появляется сверхъестественным образом и обладает чудесными свойствами. Этого мнения не разделяют католические и армянские богословы.



Но вот показались штандарты Иерусалимского Патриарха. Храмом Воскресения владеют несколько христианских конфессий, но в церемониале Святого Света право первенства принадлежит Предстоятелю Иерусалимской Православной Церкви. Все свечи и лампады уже погашены, с Патриарха снимают облачения, оставив только длинную рубаху. В период османской империи турки его ещё и обыскивали, чтобы выявить возможный источник огня. Сегодня это скорее дань традиции. Патриарх вошёл в Гробницу, на дверь накладывают огромную восковую печать – символ запечатанного Гроба Спасителя. Наступает время ожидания, но вместо благоговейной тишины храм наполняется криками и свистом. Арабы считают, что если не шуметь, то Огонь не сойдёт. Не буду спорить – им виднее.
Напряжение возрастает с каждой минутой, ведь многие (и не только арабы) думают, что Пасха, в которую не сойдёт Благодатный Огонь, будет последней Пасхой в истории человечества. То, что в других местах воспринимаешь как небылицы, здесь обретает смысл.
Под куполом постоянно сверкают вспышки. Как опытный фотограф, скептически замечаю про себя: громаду такого храма фотовспышкой не охватишь. Но в следующую секунду понимаю – фотографы тут ни при чём! Прочь видеокамеру – она мешает. Теперь я вижу, что сверкание прямо из-под купола, где и людей-то нету! Одна из вспышек превращается в молнию, и как змея обвивается вокруг ближайшей колонны. Не хватило только грома. Теперь я представляю, как от такой молнии могла расколоться колонна возле входа в Храм!



Слева от входа в Храм Воскресения Христова стоит мраморная колонна, повреждённая ударом молнии. Согласно преданию, трещина на ней появилась в Великую Субботу 1579 г. В то время Османской империей правил султан Мурад III, а Патриархом был Софроний IV. Армяне подкупом добились у иерусалимского паши позволения только им находиться в храме Воскресения Христова в Великую субботу. Православный Патриарх вместе с народом не были допущены внутрь и вынужденно молились перед входом в храм. Неожиданно раздался громовой удар, одна из колонн храма треснула и оттуда брызнул Огонь. Патриарх зажег свои свечи, от него зажгли свечи все православные и все пришедшие в храм.  



Накал страстей достигает своего пика. Очередная вспышка осветила второй этаж, и после этого там появился огонь. Не в Кувуклии, как нам рассказывали всегда, а прямо в храме у одной старенькой монахини в руках сами загорелись пучки свечей! Через мгновение показалось пламя и возле Гробницы Господа. Через отверстия возле дверей Кувуклии подали пучки свечей, которые стремительно понеслись по храму. Секунды – и полоса огня уже фронтом двигалась на нас. Люди передавали огонь друг другу. Я снова вспомнил про пучки свечей у себя над головой. Теперь это уже лес рук. В каждой – охапки свечей и они вот-вот превратятся в факела. Будь что будет, ведь говорили, что он не обжигает.

Получаю огонь от своей жены. Хочется сказать, что мы благочестиво молимся, или поём, но связная речь отсутствует. Всех охватывает ликование. Хочется плакать, но ты смеёшься. Хочется что-то сказать, но ты как ребёнок только кричишь «Ура!». Засовываю руку в пламя свечи – чувствую мягкое тепло.

Вдоволь налюбовавшись Светом, мы гасим свечи (ведь договаривались в начале). Потихоньку пробираемся к выходу. Везде стоят люди, которые заворожено смотрят на огонь, кто-то поёт, кто-то лобызается друг с другом и кричит «Христос Воскресе!». Уже возле выхода из Храма провожу над пламенем свечей одного священника – не обжигает! Пробую у следующего встречного – тоже не жжётся. Снова зажигаем свои погашенные свечи – и они тоже ведут себя как в первую минуту схождения Огня – дают огромный факел едва тёплого пламени. Сколько прошло времени с момента схождения Огня – не знаю, но пламя стало обычным только когда мы уже ушли из Храма Воскресения. После этого мы уже окончательно погасили свои свечи. 

Забегая вперёд, скажу, что несколько пучков свечей мы накануне оставили в номере отеля. Они были приготовлены в качестве подарков друзьям. Вернувшись из Храма, мы решили их тоже обжечь. Сначала обычными спичками подожгли свечи, принесённые из Храма, а уже от них – новые, нетронутые. Когда свечи разгорелись – номер наполнился неприятным дымом, по рукам потекла обжигающая масса парафина и воска, а умываться таким пламенем не было никакого желания – оно обжигало сразу.




Уже через несколько часов после церемонии Великой Субботы, Благодатный Огонь доставляют самолётом в Киев. Его перевозят в специальном контейнере, которому не страшны изменения положения самолёта в воздухе. Бортовая документация на этот светильник включена в «Руководство по производству полетов» в раздел «Перевозка опасных грузов». Лампада из металла и драгоценных пород дерева украшена орнаментом с виноградной лозой. Внутри — керосиновая лампа в виде светильника, на четырех гранях которого размещены серебряные гравюры со стилизованными изображениями Кувуклии Гроба Господнего и трех украинских Лавр. Перед началом пасхального богослужения все желающие могут получить Благодатный Огонь в Киево-Печерской Лавре и в других храмах Украины.





Великая Суббота подходила к концу. Из Старого города выходили сияющие счастливчики, попавшие внутрь храма. На них с грустью смотрели те, кто всё это время стоял за воротами и не пробился через оцепление. Но после возгласа «Христос Воскресе!» первых от вторых уже нельзя было отличить – выражения лиц были счастливыми у всех. «Христос Воскресе» – словно пароль, которым в ту секунду открывались любые двери. Вспоминаю Маугли, который в джунглях приветствовал зверей словами: «Мы с тобой – одной крови: ты и я». Парадокс этой аналогии ещё и в том, что христиане – действительно братья по крови, потому что в таинстве литургии принимают Кровь Христову. Но это уже совсем другая история…

АЛЕКСАНДР ВОРСИН. Публикуется по материалам журнала «Открываем Израиль»

 

Этот день в православном мире


О паломничестве


"Паломничество, будучи одним из аспектов духовной деятельности Церкви, уходящим корнями в глубокую древность, представляет собой форму богопочитания и является реализацией духовной потребности паствы в поклонении святыням, участии в богослужении у святых мест, молитвенном общении с верующими других Поместных Православных Церквей как выражении единства и соборности Православной Церкви, согласно учению Священного Писания, Вселенских соборов и святых отцов."


п.1. "Положения о паломничестве и паломнических службах Украинской Православной Церкви" (принят Священным Синодом УПЦ 26 августа 2011 г., журнал №65)